Формула здоровья

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram

— Артур Андреевич, расскажите, как Вы выбрали эту профессию и с чего все начиналось?
—Когда мне исполнилось десять лет, мы всей семьей переехали из Краснодара в Грецию – я грек по национальности. Не могу сказать, что нас приняли как родных — всегда оставался какой-то барьер между нами и местными греками. Да и мы продолжали считать своей родиной Россию, Краснодарский край. У меня была возможность остаться в Греции и получить военное образование, но я вернулся в Россию и поступил в Кубанский медицинский государственный университет. Диплом я защитил все же в Греции, а все сертификаты по стоматологии, хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии получил уже в России. Тем самым я подтвердил свое соответствие высоким требованиям, которые предъявляются медикам отечественным здравоохранением. Финальный этап постдипломного образования я проходил на кафедре по челюстно-лицевой хирургии в Краевой больнице скорой медицинской помощи и в Краевой клинической больнице. Сегодня моя специальность — имплантолог. Я могу сделать имплантацию любой сложности, синуслифтинг, аугментацию, костную пластику альвеолярного гребня, пересадку костных блоков, пластику мягких тканей, сложное удаление зубов, диагностику и хирургическое лечение заболеваний полости рта – и это еще не весь список.

— Вы работали в Европе и можете объективно сравнить уровень стоматологических услуг у нас и за рубежом. Россия проигрывает или выигрывает?
— Однозначно выигрывает. Помимо Греции я бывал во многих европейских странах и могу с сожалением констатировать, что в некоторых из них новые технологии внедряются тяжело. Например, кое-где до сих пор депульпируют зуб за шесть посещений, тогда как у нас хватает двух визитов к врачу. Есть, конечно, передовые в плане стоматологии страны — Германия Швейцария, США… Но мы с ними находимся на сопоставимом уровне. Если где-то появляется новая технология, она быстро приходит в Россию и осваивается нашими врачами. То же самое происходит и с материалами.
Мне кажется, мы вышли на высокий уровень благодаря жесткой конкуренции в отрасли. У нас очень много стоматологов, много клиник, поскольку государство поддерживало профильное образование, в том числе частные вузы. C одной стороны, это хорошо, с другой — есть неприятные для пациентов нюансы… Дело в том, что специалист специалисту и диплом диплому рознь. А пациенты редко интересуются квалификацией врача, априори доверяя человеку в белом халате. Не все знают даже, что удалить зуб может только хирург-стоматолог. Но в клиниках это иногда делают специалисты без соответствующей квалификации. Бывает, за удаление берутся и терапевты, и ортопеды. За имплантацию также, случается, берутся врачи, прошедшие только профильные курсы. В итоге иногда происходят осложнения вплоть до потери импланта. Пациент разочаровывается в стоматологии, имплантологии и новых технологиях. И после такого неудачного лечения к нам приходят люди с намерением поставить протез, а не имплант с коронкой. То есть они отказываются от достижений современной медицины, способных повысить качество жизни, из-за того, что поработали с недостаточно квалифицированным врачом.

— Что помимо квалификации врача важно для того, чтобы имплантация прошла успешно?
— Разумеется, качество материалов. Сейчас очень много заменителей, реплик европейских имплантов. Я ими не пользуюсь. К сожалению, такие аналоги не всегда приживаются. Я предпочитаю немецкие – они проверены, надежны и у каждого такого импланта есть паспорт.

— Что важнее для успешного лечения — искусство медика или оборудование?
— Искусство, конечно, важнее, но нужно понимать, что вилкой, грубо говоря, зуб не удалить. В распоряжении врача должны быть обе составляющие. Первичный прием всегда проходит у терапевтов-ортопедов, и важным показателем для меня является то, что они без сомнений отправляют пациентов именно ко мне. Мы сотрудничаем довольно долго и успешно, и я считаю, что это является основным знаком качества моей работы.
А еще очень важна команда. Это имплантолог или хирург-стоматолог, ортопед и техник. И важно, чтобы каждый выполнял свой сегмент работы на отлично – от этого зависит общий результат.

— Вы наверняка изучаете научные наработки в области стоматологии. Расскажите, что нас ждет в ближайшие годы? Какие фантастические, казалось бы, технологии станут реальностью?
— Здесь сложно прогнозировать. Например, японцы пытаются выращивать зубы. Но на практике пока мы этого не видели. В одном уверен абсолютно — имплантация будет развиваться, набирать популярность. Технологии обновляются, сокращается время от начала лечения до получения результата: пациенту уже не приходится сдерживать улыбку по три месяца. Эта тенденция к ускорению, упрощению процесса для клиента будет набирать обороты.

— Артур Андреевич, какой результат в работе для Вас первичен — прибыль или все-таки миссия?
— Не буду лукавить: без достойного заработка миссию мы выполнять не сможем. Врача не должны занимать мысли о том, как прокормить семью — он должен думать только о пациенте. К учителям и правоохранителям это тоже относится. Я считаю, эти профессии — киты, на которых держится общество. Если их представители нищенствуют — процветает коррупция.
Сейчас, конечно, их доходы выросли, и это очень важно для социума в целом.
Если же говорить о миссии… Понимаете, большинство людей осознает важность здоровья зубов только тогда, когда появляются первые симптомы. А проблемы с зубами — это в первую очередь нарушение процесса приема пищи, что влечет за собой другие сбои в организме. И, конечно, страдает психоэмоциональная сфера, ведь улыбка — один из важнейших инструментов коммуникации. Я всегда испытываю огромное моральное удовлетворение от хорошо сделанной работы, а белоснежные улыбки моих клиентов — лучшая награда и благодарность.
Однажды мы делали зубы молодой женщине, матери троих детей: по бокам установили импланты, впереди поставили виниры. Получилось очень красиво. Но самое интересное было потом! Спустя какое-то время к ней вернулся муж. Я не говорю о том, что это случилось только благодаря новым зубам. Но она однозначно начала более уверенно себя чувствовать, стала излучать энергетику счастливого человека, а это то, что привлекает к нам других людей.

Артур Попов — грек по национальности, но считает Родиной Россию. Быть россиянином для него — это точно знать, где твой дом, вне зависимости от места, где ты находишься по воле обстоятельств. Он прожил в Греции больше десяти лет, но все это время его согревали первые детские воспоминания, связанные с жизнью в России.

Автор: Александра Газизова, Светлана Солонина
Фото: Светлана Гусева

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram