Русские немцы в Крыму

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram

— Юрий Константинович, погрузите нас немного в историю крымских немцев.
— Основная волна эмиграции в Россию последовала после манифеста Александра I 1804 года — император позвал немцев осваивать пустующие земли. В течение 18 и 19 веков в России появились поволжские немцы, немцы, жившие на территории Казахстана, в Донском крае, крымские и украинские немцы — это самые крупные диаспоры. Первые поселенцы основывали колонии. Один из ярких примеров — Кольчугино, основанное в 1810 году выходцами из Бадена, Эльзаса, Пфальца и Рейнской Баварии. Два храма, католический и лютеранский, построенные в те времена, сохранились в поселке до сих пор. Надо отметить, что первым поселенцам жилось нелегко: земледельцы и скотоводы не сразу привыкли к местным климатическим условиям. Но буквально через три года встали на ноги, освоили зерновые и виноградарство, и колония стала одной из самых успешных.
А в 1941 году потомков эмигрантов постигла депортация. В общей сложности с полуострова вывезли более 62 тысяч человек, включая членов их семей. Все взрослое мужское население и бездетные женщины были призваны в трудовую армию — по факту их поместили в лагеря для преступников, где они работали на лесоповале, в шахтах. Смертность была очень высока — от 40 до 60 процентов. Своими жизнями, своим здоровьем русские немцы внесли вклад в Победу.

— Как складывается судьба крымских немцев в современной России?
— Возвращаться в Крым немцы стали только в 90-е годы: в это время в родной Красногвардейский район приехали порядка 9 тысяч человек. Тогда же была принята украинская программа поддержки депортированных по национальному признаку. К сожалению, финансами в достаточной мере власти ее не наполнили. Несмотря на это, нам удалось заложить в Марьяновке микрорайон для переселенцев, построить несколько коттеджей. Затем программа совсем забуксовала, и люди начали уезжать. Также нам не удалось, к сожалению, добиться президентского указа о реабилитации депортированных — то есть, по сути, в публичной политической плоскости снять с них клеймо предателей, изменников Родины. Много поколений русских немцев жило в СССР, испытывая давление общества. Украинские власти не посчитали нужным сделать что-то, чтобы смягчить эту травму.

— После возвращения Крыма в состав России ситуация изменилась?
— Мгновенно. Уже в апреле, спустя месяц после присоединения, был подписан указ о реабилитации. Причем документ готовился не в Москве «под ковром» — его детально обсуждали с нами. И согласования проходили здесь, в Крыму. Мы говорили о необходимости учесть интересы всех репрессированных народов — не только татар, немцев, но и армян, болгар, греков. Это было сделано. Сразу после была принята федеральная целевая программа до 2025 года, предполагающая финансирование в объеме около 11 миллиардов. Эта сумма, к слову, в два раза больше выделенной Украиной на реабилитацию за 23 года. Сегодня в национальных поселках строится жилье и соцобъекты, реабилитированные получают ежемесячные выплаты, плюс им положены некоторые льготы. Я уверен, что потребность реабилитированных в жилье будет полностью закрыта до 2025 года.
Еще одним важным достижением я считаю открытие Дома дружбы народов. Сергей Аксенов поддержал нашу инициативу, создал государственное бюджетное учреждение, дал финансирование, и в здании появился свет, отопление. Стало можно работать! Сегодня в штате ГБУ состоит 25 специалистов в области культуры. Есть костюмы, музыкальные инструменты, транспорт. Мы без преувеличения стали центром национальной культуры Крыма.

— Расскажите о работе возглавляемого Вами комитета по народной дипломатии и межнациональным отношениям. Какие задачи сегодня считаются приоритетными?
— Работы за первую нашу пятилетку сделано много. Во-первых, это реабилитация и реализация ФЦП, о которой я сказал ранее. Во-вторых, много сил вложено в предотвращение межнациональных конфликтов — вы помните, что острых углов было много. В-третьих, вывели в российское правовое поле все национально-культурные объединения. Отдельная плоскость работы — народная дипломатия. За рубежом гуляют грязные мифы о том, как проходило присоединение Крыма к РФ, о том, что происходит здесь сейчас. Задача народных дипломатов — развеивать их. Первый мой проект по народной дипломатии был реализован уже в апреле 2014 года. К нам приехало несколько десятков немцев — обычных граждан. Удивлялись: «Где же танки на улицах?» Сегодня приезжают уже блогеры, журналисты, политики. В 2017 году полуостров посетил бывший статс-секретарь Вильгельма де Голля Вилли Виммер. Трансляция в соцсетях со встречи в Севастопольской бухте собрала 5 миллионов просмотров за 12 дней! Затем последовало яркое высказывание Герхарда Шредера о том, что Крым всегда был российским, и его возвращение в состав РФ оформлено абсолютно легитимно… По моему мнению, за несколько лет работы нам удалось прорвать информационную блокаду. Будем и дальше нести в мир правду о Крыме.

Автор: Александра Газизова
Фото: из архива пресс-службы Государственного Совета республики Крым

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram