Победу отстоим

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram

— Сергей Иванович, 2020 год будет особенным для нашей народной памяти, и связано это, в первую очередь, со знаменательной датой нашей Великой Победы над фашизмом и окончанием Второй мировой войны. Расскажите о том, какие мероприятия запланированы по линии ветеранских организаций, которые Вы возглавляете?
— В республике есть распоряжение о проведении целого комплекса мероприятий, которые призваны держать в тонусе нашу народную память о тех ужасных событиях, и это особенно актуально сейчас, когда на эту самую память стали нагло покушаться. 9 мая будет традиционное шествие под названием «Бессмертный полк», а до этой даты состоятся встречи с ветеранами, оказание материальной помощи, встреча с молодежью, приведение в порядок захоронений воинов, памятников и обелисков, перезахоронение останков, которые нам отдает земля, а наши поисковики их постоянно находят. Наша ветеранская организация будет принимать во всем этом самое активное участие как преемник лучших традиций нашего воинства.

— Какая воинская операция или подвиг, связанный с Крымом в той войне, является лично для Вас наиболее знаковым?
— После посещения Аджимушкайских каменоломен я понял, что если и были какие-то сверхчеловеки, то воевали они там. В каменоломнях существовал подземный гарнизон со своим госпиталем, детским садом и прочими организационными атрибутами функционирующего подразделения. И это при отсутствии света, нормальной пищи и прочих «прелестей» глухого подземелья. А все это продержалось год! Честно говоря, даже нам, ветеранам уже другой войны, сложно все это вообразить, зато мы четко себе представляем, какими надо было быть людьми, чтобы такое вынести. Когда экскурсовод при посещении этих мест выключает свет для, так сказать, передачи ощущений, то невольно хочется привезти сюда расцветающую ныне «либеральную плесень», исповедующую свою дикую ненависть к людям той эпохи. Причем советские люди, оказавшись в самых разных жизненных обстоятельствах, никогда не говорили плохо о своей стране и ее руководстве. Пример того же летчика Девятаева, который сумел на немецком самолете вырваться из плена, пройти жесточайшую фильтрацию и снова вернуться в строй очень показателен на фоне ныне изнеженной либеральной публики, недовольной непонятно чем.

— Старшему поколению и в голову не могло прийти, что придет время снова воевать уже за свою Победу! Как это вам?
— В голове это просто никак не укладывается, но, как говорят, нет худа без добра. Зато теперь мы понимаем, что значат все эти «дружбы и партнерства», мы стали злее, трезвее, прагматичнее. Во всяком случае, я на это надеюсь. Ну а то, что у всех этих цивилизованных европейцев, имеющих устойчивый ген предательства, отшибло память, мы должны стойко перенести, ибо все в мире движется по спирали. Думаю, деятельность наших соответствующих ведомств по раскрытию архивов Министерства обороны тоже сыграет свою роль, поскольку живых свидетелей той катастрофы становится все меньше. Ну и главное в этой «новой войне» — не потерять себя и нашу молодежь! Кстати, твердая и решительная позиция нашего президента в этом вопросе вселяет уверенность, что и здесь мы окажемся победителями.

— Коль упомянули молодежь, то интересно будет узнать, каким образом мы не дадим Западу ее у нас забрать?
— Этой известной послевоенной даллесовской доктрине уже много лет, и она успешно опробована на многих «строптивых» странах. Метод довольно прост: вбросить в общество культ развлечений и безделья, попрания семейных и православных ценностей, а если на это вдруг покусится власть, то энергию людей с неокрепшим критическим взглядом на жизнь направить именно против этой власти. Яркий тому пример — развал СССР, когда под правильные речи и лозунги разрушалась система государственности. Главное, мы поняли, что следующей будет Россия, и вот пришел наш ответ — Крым! И символично, что в этом процессе участвовало много молодежи, которую, как оказалось, мы не потеряли. Вообще, на различных мероприятиях мне приходится видеть много ясных молодых лиц наших парней и девушек, и есть уверенность в том, что таких людей мы отстоим!

— В Украине, вроде, тоже существовало военно-патриотическое воспитание и все, что с этим связано, но эффект получился обратный…
— Да, тихой сапой там стали подмешиваться совсем иные ценности, и при явном попустительстве власти все это быстро расцвело буйным цветом. В некотором смысле толчком к этому был развал СССР, а появление государства Украина как некоего смысла стало бродить в неокрепших умах, и вот финал: фашизм в украинской обертке стоит у наших границ.

— А в чем тогда оказался феномен уже крымской молодежи, которая не пошла на поводу у украинской пропаганды, хотя формально находилась в ее сфере влияния?
— А это как раз косвенно и отвечает на вопрос, чей Крым. Он никогда не был украинским в глубоком культурологическом смысле, и здесь люди жили, если можно так сказать, с имперской ношей в груди. На той стороне «ноша» была откровенно хуторянской, и она никак не хотела приживаться на крымской земле. В школах прививалось чувство Родины, а коль ты имеешь много, то и защищать есть что!

— Мы не раз присутствовали на различных мероприятиях патриотической направленности, и, как нам показалось, в них есть некие белые пятна. К примеру, понятие «быть гражданином России» покрыто, как правило, ореолом общих фраз, а человеческий мозг лучше воспринимает конкретику. Вот человек заработал деньги и поехал их спустить на Мальдивах… Так что такое «хорошо» и что такое «плохо», и не кажется ли Вам, что именно таким щекотливым и неудобным бытовым вопросам сегодня придется уделять все больше внимания?
— Хороший вопрос, и у меня на него есть не менее хороший ответ: я не только отдыхаю в своей стране, но и зову последовать моему примеру своих знакомых и товарищей. Как принято в боевом братстве, личным примером уже проторил дорожку по Золотому и Серебряному кольцу, Адыгее, Абхазии. Идея моей семьи нашла живой отклик, и уже, к примеру, к поездке на Байкал у меня на работе готовится целая группа людей. Да, надо говорить о патриотизме не только с точки зрения защиты рубежей и ценностей, но призывать людей к приведению своих личных бытовых поступков в гармонию с общественной пользой. Да, это нелегкая душевная работа, призывающая отказаться от некоторых благ и комфорта, но иначе крепкой страны не построишь, и все мы будем вечно воевать с самим собой.

— Известный режиссер и актер Федор Бондарчук как-то сказал, что геенна огненная придет из интернета… Вы лично участвуете в проведении уроков мужества и других военно-патриотических мероприятий и смотрите подрастающему поколению, что называется, в глаза. Нет ли у Вас чувства, что воевать, иначе и не скажешь, приходится с интернетом, и битва эта не на равных?
— Да, это действительно так, и мы как можем пытаемся их оторвать от гаджетов, рассказывая о том, что мы развлекались и соперничали на спортплощадках, реализовывая на своем уровне известный олимпийский принцип «быстрее, выше, сильнее». Как-то на одном из уроков мужества я на спор предложил аудитории 4-5-х классов отжиматься. Получилось весело и, главное, наглядно. Вообще, лекарство от интернета здесь может быть одно: самим организовывать для молодежи различные подвижные мероприятия и держать их подальше от Сети — и это, дай Бог, увлечет их на всю оставшуюся жизнь. Но есть другая сторона медали: сама по себе организация какого-либо массового мероприятия с детьми обставлена рядом препон и требований, и вполне справедливых, которые исполнить могут не все. Поэтому, отвечая на вопрос, скажу так: делаем, что в наших силах.

— Вы как-то с грустью заметили, что ветеранов афганской войны становится все меньше, но нынешний неспокойный мир не останавливает этот израненный конвейер, и вот уже заработал конвейер сирийский… Молодые ветераны — они какие?
— Они другие… Моложе, оттого и несколько другие… Они не из советской армии, в основном, контрактники, более профессиональные, да и оружие у них куда более интеллектуальное. В плане физической подготовки можно поспорить. Ну и в политической подготовке тоже имеются различия.

— О крымском слете ветеранов-афганцев и участников локальных конфликтов, а также о фестивале патриотической песни «Время выбрало нас», проводящемся в окрестностях Судака под эгидой возглавляемой Вами организации, узнают все больше соотечественников, география участников откровенно впечатляет. Но ведь Россию не объять…
— В этот год фестиваль будет отмечать первый юбилей — 5 лет, и, действительно, география будет расширена. К нам обещает присоединиться становой промышленный хребет России — Урал, и даже Зауралье, а это Ханты-Мансийский округ. Крым становится неким символом собирательства русских земель в одну семью во всех смыслах.

— Сергей Иванович, мы 9 мая отстоим?
— Мы — отстоим!

Когда уже попрощались со своим собеседником, вдруг спохватились, потому как вспомнили о своем. Так вот же оно, свое: отдыхаю исключительно в России! Мы не раз говорили о том, что наш проект «Я — Россиянин!» был задуман не просто как очередное СМИ, мы думали о смыслах. Вот Сергей Тарасов и рассказал о своем маленьком застывшем смысле: жить со своей страной не только в мыслях и словах, но и в элементарном бытовом понимании. Оттого и верится ему, когда слышишь: «мы — отстоим!»

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram