О ратных делах замолвим слово

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram

И снова о памяти

Странный этот мир, он постоянно что-то меняет в наших головах, а мы и рады, ибо интересно! Такие вот мысли посетили и автора этих строк, когда он сел писать этот материал. Ну вроде ведь все ясно: очередной юбилей нашей святой Победы в Великой Отечественной войне, и осталось только снова напомнить и почтить память. Но не получается «ясно».

Память все больше наполняется новыми звуками нового мира постправды, где чей-то булькающий из адова котла голос все настойчивей утверждает, что «сейчас бы пили баварское»… Когда актер Юматов еще в далеких перестроечных годах услышал эту фразу от случайного собутыльника, мы лишь немного встрепенулись, но тут же забыли, слишком много навалилось тогда. Сегодня, в год 75-й годовщины, «бульканье» на самые разные лады уже рвется из множества медиащелей, и становится понятно, что знаменитое произведение Василия Лебедева-Кумача «Вставай, страна огромная!» снова придется доставать с пыльных полок и вслушиваться. Повнимательнее вслушиваться…

Благо сегодня о той войне много чего рассекречено, и наряду с проплаченной пропагандой в стиле «победобесия» встречаются и очень любопытные материалы. Недавно на просторах интернета вышла небольшая рецензия на вышедшую в Германии книгу-воспоминание бывшего члена карательного батальона немецкой жандармерии. Занимательная рецензия с точки зрения понимания того, против чего, собственно, воевали наши деды и прадеды. Эти, с позволения сказать, «мемуары» сохранившего свою жизнь немецкого жандарма в очень сокращенном виде переведены на русский язык и выпущены крайне ограниченным тиражом, а сама рецензия на сие произведение вообще не рекомендует его читать в полном виде людям со слабой психикой.

В контексте этого вполне себе рядового «мемуарного» события весьма красочно выглядит та самая публика, тоскующая по баварскому. И здесь хочется поразмышлять над тем, а так ли это для нас неожиданно? Да, в совсем еще недавнее время, которое едва выросшая из штанишек публика презрительно-насмешливо называет «совковым», система ограничения деятельности лиц с врожденным перманентным идиотизмом более-менее работала, оттого отдельные всплески неадекватности сильно не беспокоили. В рамках жесткой советской системы они просто старались не высовываться, не проявлять свою дурь, смиренно трудясь в советских учреждениях, воспроизводя поведенческие установки, спущенные идеологическим отделом ЦК КПСС. В советских психиатрических стандартах была та прелесть, что законченому идиоту не давали права навязывать свои бредовые идеи всем окружающим, а отправляли в психушку. В 1991 году идиоты стали независимыми от «генеральной линии партии» и началась их колхозная самодеятельность. То есть социальные шлюзы, особенно в медиапространстве (исключительно ради благих намерений, а как же), были открыты, и общество сгенерировало в головах такой мировоззренческий винегрет, что теряются порой даже самые маститые историки: ну как такое можно говорить?!


И здесь неожиданно сработал социальный иммунитет, мы стали более трепетно и осмысленно относиться к памятным датам. С одной стороны, нас подстегнула к этому мышиная возня вокруг нашей памяти маргинализированного политического сообщества гламурного доморощенного истеблишмента, завсегдатаев зарубежных антироссийских тусовок. С другой, люди все больше стали понимать, что поднявшая голову реваншистская стая пошла информационной войной на основополагающие жизненные установки, и тут не до толерантности в широком смысле слова. И все это по совокупности, можно сказать, возродило наш всенародный праздник, в нем заиграли новые краски, к нему добавились новые смыслы. Вот потому наш парад Победы — это не только важный ритуал, дань памяти, связь поколений, традиция победителей, но и способ мобилизации общества, актуализация готовности к любому повороту событий. Это единственный реальный антидот против любых самых цветных майданов — потому что парад создает, а майдан разрушает. Парад объединяет, а майдан расчленяет. Парад — это движение, а майдан — стояние.

Вот уж действительно, не было бы счастья, да несчастье помогло!

Афганом опаленные…

Афганская кампания Советского Союза была после Великой Отечественной самым серьезным конфликтом, в который была втянута наша могучая на тот момент страна. Прошло уже 30 лет, а ветераны тех событий все еще являются активными членами нашего общества, они занимают в нем видные посты, играют важные роли. И в этот уже довольно солидный юбилей хочется вспомнить об одной, закаленной в суровых неприветливых горах Афганистана, особенности тех парней, которая «выстрелила» уже в наше время. Именно дисциплина и строгое следование воинскому долгу помогли крымским афганцам, и не только крымским, сорганизоваться в сложный период Крымской весны, стать монолитной силой в числе многих крымчан, быстро сориентироваться в «смыслах», не посрамить дел ратных великой России.

Помнится, еще когда афганская кампания была в самом разгаре, в военных аналитических изданиях красной нитью шла мысль о том, что ничто не проходит бесследно, и афганская кампания по-настоящему встряхнула застоявшийся было в дежурных учениях военный навык Советской армии. Об этом, кстати, с тревогой говорили и наши недруги. В итоге аналитики оказались правы, а свое ремесло «шурави» не растеряли и через 30 лет.

О чем еще говорит афганский опыт? Да все о том же: если такая великая страна, как Россия, в своей политике будет руководствоваться исключительно замшелым пацифизмом и никуда не вмешиваться, то получится как в известной мудрости — если ты не интересуешься политикой, то политика обязательно заинтересуется тобой! А Россией уже «интересуются», причем очень плотно, и, к сожалению, в российском обществе находится немало «волонтеров», назовем так, готовых помочь в этом нашим «заклятым партнерам». Такие мысли приходят, если попытаться на опыт афганский взглянуть через призму уже современного, сирийского.

Никто, кроме них!

Девяностолетие создания воздушно-десантных войск современные «синие тельняшки» и вся остальная наша страна в этом году отметят с размахом, и на это есть вполне себе веские причины. Ведь чаще всего именно десантники, «спрыгнув с неба», начинали и осуществляли все самые сложные военные операции советской и российской армии прошедших десятилетий.

А начиналось все с первых официальных учений парашютного десанта, когда 2 августа 1930 года на учениях ВВС Московского военного округа под Воронежем для выполнения тактической задачи впервые было выброшено на парашютах десантное подразделение в количестве 12 человек. Этот день и стал днем рождения ВДВ.

Тот эксперимент позволил военным теоретикам увидеть перспективу и преимущества парашютно-десантных частей, их огромные возможности, связанные с быстрым охватом противника по воздуху. Сегодня практически каждый мальчишка мечтает пройтись по улице в голубом берете, и чтобы на груди тельник виднелся в распахнутом вороте мундира. Эта форма была введена легендарным Маргеловым совместно с ветераном ВДВ и Великой Отечественной войны, заместителем командующего ВДВ, генерал-лейтенантом Лисовым Иваном Ивановичем.

ВДВ и в шутку, и всерьез называют «войсками дяди Васи». И это неслучайно. Именно с приходом в 1954 году талантливейшего генерал-лейтенанта, впоследствии генерала армии Василия Филипповича Маргелова на должность главнокомандующего воздушно-десантными войсками в их рядах начались серьезные перемены, позволившие создать сегодня самый сильный, самый мобильный род войск в Российской армии, который отлично зарекомендовал себя в Афганской и Чеченской войнах.

Сегодня воздушно-десантные войска России — это высокомобильный род войск быстрого реагирования, предназначенный для охвата противника с воздуха и ведения боевых и диверсионных действий в его тылу.

Мы слово замолвили, а они уж точно не подведут!

Автор: Александр АНАСТАСОВ

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram